Коронавирус перекочевал из коммерческого права в уголовное: эксперты рассказывают, как это произошло

Пандемия коронавируса принесла внушительные убытки почти всем отраслям российской экономики, в особенности, авиаперевозкам, гостиничному и ресторанному бизнесу. Слово «Коронавирус» нашло широкое применение в судебных актах арбитражных судов и укоренилось в российском коммерческом праве.

Коронавирус перекочевал из коммерческого права в уголовное: эксперты рассказывают, как это произошло

Фото: администрация Петербурга

Одним из ключевых вопросов судебной практики стал вопрос неисполнения обязательств в связи с форс-мажорными обстоятельствами, вызванными коронавирусом.

«По вопросам исполнения обязательств в условиях ограничительных антиковидных мер еще в 2020 году высказался Верховный Суд. Высшая судебная инстанция указала на то, что в данной ситуации не может быть единого универсального подхода. Признание распространения коронавируса форс-мажором зависит от категории должника, типа, условий, региона осуществления деятельности и других факторов»,

– рассказал Neva.Today Андрей Трофимов, ведущий юрист Адвокатского бюро «Юридическая контора Гессена».

В качестве примера Трофимов привел спор, возникший из арендных отношений:

«Арендатор, использовавший помещение под ресторан, обратился к арендодателю с требованием снижения арендной платы за период действия ограничительных мер. Получив отказ, арендатор обратился в суд с аналогичными требованиями. Учитывая тот факт, что ковидные ограничения непосредственно запрещали работу заведения и фактически лишали арендатора привычного постоянного дохода, позиция арендатора имела значительные шансы на успех в суде. В результате, стороны урегулировали спор мировым соглашением»,

— рассказал юрист.

Есть и другой пример, когда коронавирус истцу не помог.

«В другом деле суды не снизили размер арендной платы по иску арендатора, поскольку установили, что его требования связаны со снижением покупательского спроса, а не с невозможностью использования помещения по назначению из-за ковидных ограничений»,

— рассказал Андрей Трофимов.

По наблюдениям президента Международной коллегии адвокатов города Москвы «Почуев, Зельгин и Партнеры» Александра Почуева, за последние два года «короновирус» стал упоминаться в судебных актах не только, как обстоятельство неопреодолимой силы, но и как существенное изменение обстоятельств (ограничительные меры, режим самоизоляции и др.), обстоятельств, при которых можно получить субсидии и порой в достаточно нетривиальных случаях.

Адвокат Александр Почуев. Фото: Анастасия Рысь

Так, например, в октябре 2020 на улице Бабушкина в Петербурге водитель Toyota Prius сбил человека на нерегулируемом пешеходном переходе. Потерпевшего госпитализировали с тяжелыми травмами в больницу, где он впоследствии скончался.

Но, вменяемую водителю часть 3 статьи 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека), суд заменил на более мягкую. Причиной стал диагностированный у погибшего Covid-19, что могло привести к смерти в совокупности с полученными травмами.

Подсудимый отделался ограничением свободы сроком на полтора года, а также выплатой 70 тысяч рублей в пользу родственников погибшего.

В другом случае, отмечает Почуев, судом была изменена мера пресечения в виде заключения под стражу на меру пресечения в виде домашнего ареста в виду того, что подозреваемый имеет определенные врожденные заболевания, которые в совокупности с распространением новой короновирусной инфекции могут повлечь летальный исход.

«На наш взгляд, приведенные случаи являются скорее исключением, чем практикой.  Исходя из обзора судебной практики и различных решений можно сделать вывод, что «короновирус» является непостоянной детерминантой, которая может как повлиять, так и не оказать никакого воздействия на принятие судом того или иного решения»,

– резюмировал адвокат.

Ранее Neva.Today сообщала, что каждый шестой житель Петербурга считает необходимым усилить коронавирусные ограничения.

Новости партнеров