Исторический центр Петербурга с его архитектурным и культурным наследием находится под угрозой то ли уничтожения, то ли разрушения. Одним из постоянных вопросов на повестке дня стал – строить новое или восстановить старое. Какой бы ни был ответ, он кого-нибудь всегда не устраивает. На круглом столе «Эстетика архитектурно-городской среды: в чем нуждается современный Петербург», проведенном по инициативе Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры обсудили различные сценарии в градостроительстве для Северной столицы.

Эксперты рассказали, что делать с историческим центром Петербурга

Фото: Baltphoto/Николай Овсянников

В Петербурге насчитывается не менее 20 тысяч архитектурных объектов, которые нужно сохранить. Бывает, что собственник исторического здания ждет, когда оно само развалится, чтобы не заниматься дорогостоящим и долгим восстановлением. Бывает наоборот, как это произошло с домами на Тележной улице. Их развала ждали около 15 лет, однако потом пришел грамотный и добросовестный инвестор и восстановил здание.

Консервация города – это утопия, убежден Александр Кицула, вице-президент Санкт-Петербургского союза архитекторов. Город – это постоянно трансформирующийся организм, у которого изменения невозможно остановить ни законом, ни революционным решением.

Однако все сложные вопросы, которые волнуют горожан и архитекторов, должны решаться не какими-то абстрактными чиновниками, которые ничего в этом не понимают, а профессионалами – то есть архитекторами, художниками, градостроителями, полагает эксперт.

Говоря об этом, участники круглого стола предложили ввести мораторий на строительство в историческом центре Северной столицы – до тех пор, пока не будут придуманы по-настоящему эффективные механизмы работы на этой территории.

В свою очередь Александр Кононов, кандидат исторических наук, напомнил, что в Петербурге уже давно имеется зона охраны в федеральном законе, в границах этой зоны запрещено любое новое строительство. Эксперт добавил, что инвесторы, которые в этой зоне купили историческое здание, его ремонтируют, не сносят, а потом там появляются, например, новые общественные пространства или кафе.

Однако если выйти за пределы этой зоны, то начинается конфликт между архитекторами, градозащитниками, инвесторами и петербуржцами. Застройщики порой ищут лазейки в законодательстве, которые позволяют даже при обязательной реконструкции исторического здания внести какие-нибудь приносящие прибыль изменения, а иногда даже полностью снести.

Градозащитники Олег Мухин и Ярослав Костров выступили в поддержку моратория в центре. Данная мера может заставить застройщиков и инвесторов вкладываться в приведение в порядок исторических зданий.

При этом любые вопросы застройки должны решаться более широким кругом заинтересованных лиц. То есть должны участвовать в принятии решения не только архитекторы и застройщики, но и депутаты, и градозащитники, и петербуржцы. В противном случае любая реконструкция или строительство превращаются в борьбу с протестующими, которые всегда будут и с которыми тоже надо найти компромисс.

Сейчас горожане почти не участвуют в решении вопросов по поводу градостроительства. Чаще всего о строительстве узнают, когда оно уже началось: тогда возникает недоумение и злость. Возможно, ситуацию в этой сфере могли бы исправить общественные организации, которые взяли бы на себя функцию разъяснения и доведения мнения горожан до застройщиков и чиновников.

Анна Хмелева, , член попечительского совета Фонда содействия восстановлению объектов истории и культуры Санкт-Петербурга, выступившая модератором круглого стола, предложила градозащитникам помощь в создании механизма работы с петербуржцами, который поможет сводить в одно разные мнения горожан и доводить их до принимающих решения людей.

Однако пока непонятно, как и по каким критериям определить, какие здания необходимо сохранить и воссоздать, а какие – нет. В этом пока нет какого-то системного подхода.

«Мы часто слышим – давайте откажемся от новоделов. В этом случае не нужно воссоздавать иконостас Смольного собора? Не нужно было в свое время воссоздавать Петергоф? Нужно вообще отказаться от воссоздания архитектурных доминант и памятников, у которых высокая и полная степень утраты? У нас есть такой объект, «новодел», Храм иконы «Всех скорбящих радость (с грошиками)» на проспекте Обуховской Обороны. В советское время церковь была взорвана, сейчас ее фактически построили заново, применив в том числе оригинальные технологии, материалы, возродив почти утраченную технику школы микромозаики. То же касается и Спаса на Сенной, о воссоздании которого просит градозащита, и Борисоглебского храма. Мы считаем, не должно стоять вопроса – воссоздавать утраченное или сохранять существующее. Нужно совместными усилиями делать и то, и  другое»

— отметила Анна Хмелева.

По мнению Михаила Мамошина, вице-президента Союза архитекторов, заслуженного архитектора, проблема глубже. По его мнению, градозащитники и архитекторы живут в абсолютно разных мирах. Градозащитники – это историки, гуманитарии, проповедующие ценности более консервативные в плане архитектуры, а вот архитекторы получали образование в современной парадигме с точки зрения ценности исторической преемственности и нового времени.

Также велика разница между западным и восточным подходами к восстановлению памятников. Если взять за основу западный вариант, то Царское Село после Великой Отечественной войны вообще не надо было восстанавливать, надо было сохранить и охранять руины. С восточной точки зрения, постоянное восстановление и обновление архитектурных памятников – совершенно нормальное дело. Россия здесь оказалась посередине, однако неизвестно – хорошо ли это.

Сергей Горбатенко, вице-президент Научного комитета по культурным ландшафтам Национального комитета ИКОМОС, отметил, что восстановление утраченных объектов необходимо, но только, если они имеют важное ансамблевое, градостроительное и ландшафтоформирующее значение. Но «новоделам» также есть место, но в том случае, если нужно восстановление целостности ансамбля или ландшафта, в противном случае «новодел» превращается в подделку.

Журналист Дмитрий Ратников, главный редактор интернет-газеты «Канонер», считает, что горожане всегда будут выступать против строительства на любом участке в центре Петербурга. И это даже относится к стопроцентному воссозданию объектов. Например, при воссоздании Рождественского храма на Песках были высказывания недовольных тем, что там якобы застраивают сквер. Так что мнение жителей должно учитываться при решении градостроительных вопросов, но не быть основным, так как горожане не являются экспертами, их много, и всем не удастся угодить.

Кицула подчеркнул, что в юридических вопросах с реконструкцией и застройкой нужно сделать шаг назад и слегка подкорректировать законодательство в этом вопросе, в том числе с учетом коррупционной составляющей. По его мнению, нужно составить краткий список особо диссонирующих со средой объектов, построенных в последние десятилетия, и задуматься о том, что с ними делать.