Архимандрит Никон (Якимов) признался, что однажды тоже хочет стать эмигрантом. Настоятель храма Марии Магдалины в Гааге является потомком знаменитых петербургских купцов и эмигрантов первой волны. Они живут в Париже уже более ста лет.

Православный священник объявил об эмиграции после 40 службы в Гааге

Фото: Balthoto/ Павел Долганов

Архимандрит Никон рассказал о истории своей семьи. Его отец — кубанский казак, родом из Невинномысска. Служил в лейб-гвардии Семеновском полку. Затем оказался в Белой гвардии. Мама у меня из петербургской купеческой семьи Беляевых-Овсянниковых. Они были в одном роду с Рябушинскими, Морозовыми и Елисеевыми. Об этом сообщает «Петербургский дневник».

В то время богатые купцы традиционно хотели рождаться на одном уровне с себе подобными. Что любопытно, именно среди богатых купцов чаще всего объявлялись староверы. Они хотели предъявить счет православной церкви, но вместо задуманного попадали под гильотину. Кому-то повезло – и он эмигрировал. Так поступила и семья архимандрита Никона – отправились в Париж, как и многие эмигранты первой волны. Отец и мать Никона старались поддерживать отношения с такими же пассажирами пароходов. Например, семья часто посещала Николая Бердяева. Его дом находился под Парижем, ныне – небольшой музей. Также они посещали Сергиевское подворье и молились отцу Сергию Булгакову.

Самым близким другом семьи Никона был Константин Бальмонт. Они оказывали друг другу взаимную поддержку. Более того, Бальмонт умер почти на руках у матери Никона. Помогали они потом и его дочери Мире, у которой не было собственного угла. А сегодня сам Никон в теплых отношениях с внучками Бальмонта. Архимандрит признается, что его мечта – перезахоронить поэта в России, ведь он так тосковал по Родине.

Семья Никона также устроилась по-разному. Например, сестра мамы стала актрисой и даже сыграла с Ивом Монтаном в известном фильме «Врата ночи». А ее дочери – Варвара Виллар и Татьяна Торенс – признаны народными артистками Франции. Сестра Никона, Мария Баке, проработала балетным хореографом. Ее дети также известны в стране как талантливые артисты.

И хотя Никон родился в 1947 году именно во Франции, с детства в нем воспитывали любовь к России. Более того, до 7 лет он даже не умел говорить по-французски. Дети издевались тогда над мальчиком, просили называть себя грязным русским (это самое тяжелое оскорбление среди французов).

Примечательно, что до 21 года Никон имел лишь нансеновский эмигрантский паспорт. После этого его отобрали и выдали французский. Тогда его отец пришел в ярость, но исправить ничего было нельзя.

В 23 года Никон призвался в армию Франции — в 501-й танковый батальон, который стоял в Рамбуйе под Парижем. Но в это время случился скандал с арестом шпионов. Тогда Никона пригласили на беседу и спросили, в кого он будет стрелять в случае конфликта с СССР. Он разозлился и сказал, что точно не будет атаковать русских. После этих слов его отстранили от службы в армии.

В семье Никона шутят, мол, с самого детства у него пеленки пахли ладаном. Уже в 5 лет в алтаре он помогал на службах священнику. Особое впечатление на него произвел отец Димитрий Соболев. Тогда юному мальчику казалось, что священник могу читать его мысли.

А в 1975 году он познакомился с приехавшим в Париж митрополитом Ленинградским и Ладожским Никодимом Ротовым. После этого Никону предложили учиться в Ленинградской духовной академии. И уже в 1877 он стал семинаристом.

На таможне историческая родина встретила Никона не очень приветливо. Его остановили таможенники и хотели конфисковать два чемодана, наполненные библиями. Он уже имел юридическое образование на тот момент и вежливо попросил показать соответствующий закон. Но документ ему так и не показали. Таможенники попросили больше не повторять таких выходок. И тут в нем опять взыграли гены: Никон ответил, что дает слово повторить это непременно. Перерекания с таможенниками длились 4 часа.

Никон не мог поверить, что находится на родине предков все пять лет обучения. И навсегда оказался в плену у Петербурга. Но покинуть город все же пришлось. И вот уже 36 лет Никон является настоятелем храма Марии Магдалины в Гааге, где проходит его послушание. Но он признается, что не теряет связь с Петербургом и следит, что же там происходит. Например, скоро планируют реставрировать квартиру его предка Митрофана Беляева. В планах – устроить там выставки и камерные музыкальные концерты.

Никон также вспоминает, что во время одного из визитов в Петербург он познакомился с потомками Римского-Корсакова. Теперь о желании встретиться с ним сообщили и потомки Бенуа и Глинки. Вновь, как заметил Никон, знаменитые фамилии объединяются вокруг имени Митрофана Беляева, создавшего некогда в Петербурге знаменитый на всю страну музыкальный клуб.

Никон надеется, что скоро сможет эмигрировать в Россию. Сейчас он ждет постановления патриарха, согласно которому его назначат в штат при Александро-Невской лавре.

Ранее Neva.Today сообщала, что известный российский астролог Тамара Глоба рассказала, что ждет людей в ближайшем будущем.